Сентиментальное заключение

В своей жизни я испытал несколько моментов, которые вызвали во мне чувство полного счастья — состояние блаженства на грани экстаза.

Первое из такого рода воспоминаний восходит к моему раннему детству. Я лежал на траве. Подо мной была удобная подстилка. Я созерцал как солнце блестит сквозь танцующие листья деревьев, надо мой скользили маленькие облака по лазурному небу, а теплый ветер ласкал моё тело. Мне вспомнилось это видение, когда был партизаном во время войны. После утомительного мокро-холодного ночного перехода я проснулся в полдень и ощутил, что отдыхаю на мягкой подстилке из мелких веток. Солнечные лучи проникали в покрытый листвой навес, и блаженное тепло распространялось по всему моему замерзшему телу. Это было прекрасно…

Новый товарищ только что прибыл из Варшавы и присоединился к нашему отряду. Он принес с собой мыло Palmolive (где только он нашел такую роскошь?). Светило солнце, и мы решили помыться в прохладных водах небольшого ручья. Ароматическая мыльная пена успокаивала огрубевшую и зудящую от укусов вшей кожу, как какой-то волшебный бальзам. Я был на небесах …

девушка в поле в лучах солнцаВо время долгих месяцев, проведенных в партизанском отряде, девушек мы видели только в деревне, когда ходили туда за продуктами. Крестьянские девушки были молоды, некоторые довольно симпатичны, крепкого и пышного телосложения. Единственной женщиной в нашем отряде была Сестра Эска. Она всегда была одета  по-мужски: в штаны и высокие ботинки. В один солнечный полдень я увидел, как она возвращается с прогулки по полю. Ее стройный силуэт в тонком платьице на фоне спелой кукурузы и солнечного света — как символ чистой красоты, произвел на меня сильное впечатление. Возможно, это звучит как-то банально и излишне сентиментально,  но этот момент был действительно трогательным и красивым.

Помнится волшебная ночь после освобождения из тюрьмы в Седльце (Siedlce). Я и мой друг Анджей после теплой ванны и вкусного ужина в дружеской домашней атмосфере испытали истинное блаженство. Мне определили постель дочери хозяина дома. Мягкость кровати и приятные домашние запахи — все это еще более дополнило мое чувство счастья. Я забыл о камере, стены которой были покрыты слоем льда толщиной в сантиметр, где двум мужчинам приходилось делить узкую деревянную койку, не говоря уже о запахе от уборной. Какой контраст ощущений! Чувство безопасности и радости жизни заполнило все мое сознание.

Вспоминается мой первый короткий полет на планере, ощущения которые я испытал сразу после взлета. Трудно описать словами чудесное чувство освобождения и свободы. Только я и ничего более … все остальное стало маленьким и незначительным.

Горнолыжный комплекс Каспровы Верх (Kasprowy Wierch). Через несколько лет после войны я катался там на одной из лыжных трасс, как вдруг поднялся густой туман и началась снежная буря. Хорошо что я знал этот участок наизусть, но мысль о том, что если я сойду с трассы, то я могу переломать себе ноги и замерзнуть до смерти уже начало серьезно беспокоить меня. Как раз в этот момент я вышел из тумана и очутился на долине Гонсеницова (Gasienicowa). Я остановился отдохнуть перед следующим поворотом трассы. Воздух был неподвижен. Солнце сияло на безоблачном небе. Маршрут был безопасен. Как это замечательно!

После моей первой операции шунтирования (в клинике в Цюрихе) я наконец-то мог вздохнуть полной грудью. В течение многих лет мне не хватало воздуха. Теперь я чувствовал, как-будто я вышел из душного ресторана и вдохнул первый глоток свежего горного воздуха на вершине лыжной трассы на Каспровом Верхе.

В городе Старый Сонч (Stary Sacz) было отключено электричество. Темно. В старой, готической церкви отмечалась месса. Перед золоченым алтарем в стиле барокко при свете мерцающих свечей стояли на коленях две старые горские женщины. Звук органа отражался в пустой церкви, а из-за решетки позади статуи св. Кингы (St. Kinga) звучал хор монахинь. Считая себя агностиком, никогда прежде я не испытывал таких глубоких духовных эмоций …

Я был с моим другом Владеком в регионе Рабки (Rabki). Мы забрели на так называемую «Академическую горную тропу», которая вилась по крутому склону через лес из высоких буковых деревьев. Мы могли лицезреть удивительную картину: гладкие серые стволы деревьев были пронизаны малахитово-зеленоватым мерцанием. Красота Природы бесподобна. Бог величайший художник!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *